мои сны (haikky) wrote,
мои сны
haikky

Categories:
Астенический синдром.

Так много людей. И все они куда-то едут, идут, бегут. Толкаясь в душном метро, заползая в переполненные автобусы и трамвая, пересекая улицы и проспекты.

Я иду среди них. Внутри меня прорастает злоба. Мне так тяжело быть среди них!

Их лица мельтешат перед моим лицом, их плечи толкают мои плечи, а когда они встают плечо к плечу, мне становится нечем дышать, и приходится поднимать голову, чтобы схватить ртом воздух. Я устаю от их постоянного присутствия в своей жизни, от их навязчивого негатива и равнодушия. Они переполнены своими проблемами, они заморочены своей повседневностью. Мне невыносимо чувствовать себя внутри этой толпы!

Мне так хочется спрятаться в уголок, раскрыть свою книжку и чтобы ни одно движение не нарушало моей сосредоточенности. Но они нарушают мои пределы, они залезают в мой мир своими ругательствами и грубыми словами. Они наступают на ноги, дышат в мой затылок, трогают меня руками. Я так устала от них, что временами я сама готова унизится до агрессии.

Мне хочется прогнать их всех из своей жизни. Разве я не имею на это право? Нет, не имею. Я живу в большом, перенаселённом городе. Поэтому я должна жить в толпе, не имея права на уединённость. Этот город перенаселён. Скоро в нём не будет хватать воздуха на всех его жителей. Скоро мы сможем только задыхаться, выходя на улицы. А проезжающие машины будут сбивать тех, кто переходит дорогу. Слишком много людей. Кому они нужны?


Изнемогая от их постоянного присутствия в своей жизни, у меня нет выбора. В голове тяжесть. Внутри меня пустота.

Моё тело вот-вот растечётся как кисель по автобусу. Иногда мы едем, но всё больше стоим. Я опираюсь на поручень автобуса, я смотрю в окно. За окном смог и тусклое небо. От этого вида меня начинает мутить.

Я поворачиваю голову и смотрю на людей. Кому-то повезло и он сел. Кому-то повезло меньше и он стоит. Но все спят.

Закрыв глаза, прислонившись к окну или просто свесив голову на грудь. Кто-то спит с закрытыми глазами, кто-то с открытыми. Но у всех на лицах усталость и безразличие.

Каждый ищет выход. И каждый находит свой. Уход от усталости большого города.

Кто-то листает странички дешёвых романов, кто-то зачёркивает крестики-нолики японских сканвордов, кто-то погружается в мысли о работе, учёбе, семье.

Для кого-то есть пиво. Для кого-то сигарета. Для кого-то мобильный телефон.

Я смотрю на них, и мои глаза становятся добрее. Мне их жаль. Они заложники своей жизни. Так же как и я.

Наверно, им так же как и мне тошно жить, тошно ездить в этих автобусах, тошно смотреть друг другу в глаза. Они устали. Они опустошены.

Жизнь есть где-то в другом месте. В большом городе есть только повседневность.


Но больше всего меня изматывают пробки. Иногда я добираюсь до дома часами. Сначала стою на остановке в ожидании автобуса, который еле ползёт, и когда-нибудь может и доползёт до моей остановки. Потом я залезаю в него, скрючившись на подножке или прокрутившись через турникет.

Стиснутая в тисках толпы или прижавшись к запотевшему стеклу, я буду ехать до метро в течение часа. И нет возможности открыть книжку. И нет желания с кем-то поговорить.

Тогда я начинаю думать свои мысли. И мысли приходят ко мне в голову только мрачные: о том, как всё надоело, о том, что никто меня не любит и не любил, о том, что я сама никого не люблю и не любила. Жизнь кажется мне безысходной и наполненной страданием.

Я загнана в колесо повседневности и усталости, я задыхаюсь в нём, но продолжаю его вертеть. Я не умею по-другому. Или не могу.



Я не верю в себя. Я не верю другим.



Мир кажется мне враждебным, а моя жизнь обречённой.


Автобус покачивается при каждом пройденном сантиметре. Людей тоже качает. Дышать нечем. И, вообщем-то, и не хочется. Доехав до метро, я выхожу на улицу как после ещё одного прожитого дня или невыспавшейся ночи. У меня нет сил, нет желаний. Есть только цель – доехать до дома.

Я пересаживаюсь в ещё один автобус, уже расталкивая локтями людей по ходу. Мне удаётся занять место у окна. Я сажусь, я закрываюсь от всех и всего окружающего. Желания читать уже нет. Сил думать тоже. Я просто закрываю глаза, одеваю капюшон и кладу голову на стекло.

Мне хочется спать. Или просто заснуть. Чтобы не томиться ещё час в долгой веренице машин, чтобы не смотреть в уставшие глаза людей, чтобы не видеть тусклого неба и голых деревьев, чтобы не слышать как кто-то ворчит, а кто-то ругается. Я устала. Выключите звук.


Я вылезаю из автобуса, интуитивно открывая глаза в момент нужной мне остановки. Моё тело выталкивается из автобуса другими телами. Моя голова наполнена отупением сна.

Того сна, в котором не снятся сны и невозможно выспаться. Того сна, благодаря которому мысли становятся вязкими и липкими и прилипают к усталости и одиночеству.

Я иду до дома по тропинке между деревьев. Поздняя осень. Холодный ветер и серое небо. Мёрзнут пальцы, уши и даже глаза. Всю меня пронизывает холод. Ветер напоминает мне, что не стоит ждать тепла. В этом мире мне холодно. А согревают меня только сны.

Под ногами чавкает и дразнится своим чавканьем мокрая осенняя земля, грязь вперемешку с листьями. Она прилипает к ногам, она затягивает в себя мои шаги. Мне трудно идти. Мне противно смотреть под ноги. Я приближаюсь к дому. Я знаю, что сейчас там для меня нет места. Каждый из нас, тех, кто живёт там, ищет себе спокойное место. Так же ищу его и я. И не могу найти.

Каждый из нас погружён в себя, озабочен своими интересами. В веренице дней мы не успеваем думать о других. Только о себе. Зацикленные на себе, мы не можем радоваться чужому присутствию. И в одиночестве встречаем дни. Только среди огромного количества усталых людей можно чувствовать себя такой одинокой.


Я не знаю, почему мне хочется быть одной. Но желание зарыться под одеяло и спать не пропадает почти никогда. Это самое большое и сильное желание. Но я должна жить. Не смотря на то, хочу ли я этого.

Жизнь это подарок, который тебе подарили, и ты не знаешь, что с ним делать, куда его можно применить. Вот и кладёшь его на верхнюю полку пылиться. И всё думаешь: ну, вот когда-нибудь я узнаю, что с ним можно сделать. Я живу. Но жизни во мне нет. Мне ничего не хочется. Каждое моё действие вынужденно, каждое движение вымучено. Моё тело перемещается в пространстве, пока я сплю.

У меня нет желаний, нет чувств. Самое сильное чувство, которое я способна испытывать сейчас – это тупость. Я отуплена своей жизнью, переполненным городом, грязной и нудной осенью. У меня нет сил на борьбу с этим. Я вспоминаю, как могла любить людей и радоваться даже самым простым событиям и вещам. Как мне было легко просыпаться и ходить по улицам. Какими солнечными были дни. И каким позитивным было настроение. Я ненавижу себя за то, что не могу больше радоваться и делиться с другими. И не верю, что это возможно.


Мои друзья пытаются меня спасти. Они приходят в гости и звонят, прощая мне мою злобу и равнодушие. Они хотят вернуть меня к жизни. Но я продолжаю умирать. Я не кричу о помощи, не зову их. А они приходят. Они ждут меня. Они хотят видеть меня счастливой. Они смотрят в мои глаза и хотят увидеть в них ответы на все свои вопросы. Но мои глаза холодные и равнодушные. И мне нечего им ответить. И нечего им сказать. Все они почему-то думают, что сама виновата в этой усталости. Они хотят, чтобы я избавилась от этого, наставляют меня. У меня не получается рассказать им, что я не могу устранить это. Это сильнее меня. Оно проросло во мне. И каждый день прорастает всё больше.



Я чувствую себя очень узкой. Практически всё вызывает во мне чувство обделённости. Даже когда я пью йогурт из баночки, а он всё никак не хочет стекать ко мне в рот, мне кажется, что он не хочет мне отдавать свои последние капли. Я злюсь на него и на его жадность. Но люди привыкли к тому, что я всегда готова прийти на помощь. Они просят меня, а мне нечего им дать. Потому что я чувствую себя бедной. И каждое их слово в мою сторону как упрёк в том, что я не могу быть лучше.


Каждый день, просыпаясь в тёплой постели, я мечтаю о том, чтобы этот день не начинался. Мне не хочется ходить на работу. У меня нет сил на то, чтобы быть сильной и что-то делать. Уже с самого утра я чувствую себя уставшей и потерянной. И ни в чём нет смысла, если я его не нахожу. Я устала жить. Я больна. У меня астенический синдром.




P.S. Это не лечится. Это просто проходит. Быть уставшей нормально. Это норма повседневной жизни. Это норма большого города. Для каждого из нас. Просто иногда это становится более заметным. И тогда, нам хочется спать…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments