February 12th, 2007

привет насте

 http://aeterna.ru/test.php?link=tests:2655

Кстати, очень на меня похоже)) Только без пьянства)


Если разобрать вас на части, то вы состоите из бег, философские посиделки, вьедливые нотки востока, бесконечный поиск, пьяный закат, трактаты про нирвану, седение от страха

радости

Небеса прорвало на радости. Василиса на моих коленях щечка к щечке так близко не отпуская рук. Первый урок польского смешливая пани Барбара разговоры только на польском полтора часа незаметно. Сейчас в моей радости нет уязвимого места.

"Амон Ра" Пелевина

Когда мы вышли из автобуса, шел неприятный косой дождь и было холодно. Мы забрались под навес подвала со словом "Агитпункт" и полчаса ждали, пока дождь пройдет. За дверью, кажется, пили: оттуда долетал густой луковый запах и голоса; кто-то предлагал спеть "мерси ку-ку", и наконец немолодые мужские и женские голоса затянули:
"Пора-пора-порадуемся на своем веку..."

Мне приснилась Луна, такая, какой рисовал ее в детстве Митек: черное небо, бледно-желтые кратеры и гряда далеких гор. Вытянув передо мной передние лапы, к пылающему над горизонтом шару Солнца медленно и плавно шел медведь со звездой героя на груди и засохшей струйкой крови в углу страдальчески оскаленной пасти. Вдруг он остановился и повернул морду в мою сторону. Я почувствовал, что он смотрит на меня, поднял голову и взглянул в его остановившиеся голубые глаза.
- И я, и весь этот мир - всего лишь чья-то мысль, - тихо сказал медведь.

Почему-то мысль о том, что Халмурадов в белых шортах на своих жирных ляжках совсем скоро будет стоять на лужниковском корте и постукивать мячиком об асфальт, а меня в это время не будет нигде, показалась мне невероятно обидной - не из-за того, что я ощущал к нему зависть, а потому что я вдруг с пронзительной ясностью вспомнил солнечный сентябрьский день в Лужниках ещё школьных времен. Но потом я понял, что, когда не будет меня, Халмурадова и Лужников тоже не будет, и эта мысль развеяла меланхолию...