November 22nd, 2013

о продавщицах

Помню, когда я жила в Москве, каждое общение с продавщицами было наполнено взаимным неудовольствием: они нехотя продавали мне кефир и фрукты (как будто бы делая одолжение), а я очень старалась сохранить свое достоинство и не отвечать на их пренебрежительный тон таким же пренебрежительным тоном. Конечно, так было не всегда, встречались и нейтральные вариации, но положительные совсем редко. Здесь у меня появилось уже два магазина недалеко от дома, куда я хожу не только за продуктами, но и за поднятием настроения, потому что продавщицы в них сыпят такими искрометными остротами и настолько живо общаются с покупателями, что не улыбаться невозможно. Складывается ощущение, что продавать людям товары повседневного спроса является для них не работой, а приятным времяпровождением. Меня это до сих пор поражает. Везде - в овощной лавке, в булочной, в секонде, в кафешках работают ЛЮДИ, а не исполнители определенных функций. И мне это очень по душе.


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

(no subject)

И все-таки в моей непростой и нервной работе любовь детей является очень мощным ресурсом. Иногда бывает совсем тяжко и хочется просто сесть посреди класса и расплакаться от жалости к себе и невозможности справиться с ситуацией. Иногда приходишь домой и чувствуешь себя настолько усталой, не столько физически, но и психически, вымотанной, выжатой, исчерпанной, что единственное, чего хочется - это выпрыгнуть в окно. Но, когда дети при виде тебя радостно вскрикивают и бегут обниматься, забираются к тебе на колени и говорят: "Я тебя люблю", искренне и заливисто смеются, когда ты с ними разговариваешь, внимательно вникают в твои уроки, откуда-то берутся силы жить и работать дальше. Мне кажется, без любви детей в моей профессии просто не обойтись. И никакие деньги, подарки, поощрения начальства и прочие приятности ее не заменят.
краков 2

(no subject)

Нет, я, конечно же, могла бы поехать домой на трамвае: трамваи на "площадь героев гетто" ходят с каждой центральной точки города, но был вечер пятницы, у меня было прекрасное настроение после прекрасного фильма, моросил мой любимый мерцающий дождь, и я пошла пешком. С Рыночной площади я свернула на улицу Гродскую: центр города провожал меня веселым смехом туристов, говорящих на разных языках, постукиванием лошадиных копыт по каменным мостовым, звуками музыки, доносящейся из баров. Я шла тихонько, прислушиваясь к голосам города, который люблю всем сердцем. Сумка через плечо, варежки, капюшон, закрывающий лицо и уберегающий уши от сырости - тихими шагами я дошла до королевского замка и свернула на Казимеж. Я шла Страдомской, разглядывая витрины магазинов, и колонны костелов провожали меня влюбленным взглядом. Я дошла до Краковской, пересекла площадь Вольницы и вышла на улицу св. Вавжинца. Казимеж гудел динамичным ритмом, доносящимся из колонок ночных клубов, голоса прохожих были веселы и беспечны, открытые двери баров звали войти и пригубить глинтвейна, но я шла вперед. Прошла по улице Дайвор, наткнулась на стоянку старинных трамваев, и вот еще пару шагов по Старовисельной, и я подхожу к реке. В реке отражаются огни домов, мост всех влюбленных сияет вдалеке, дождь моросит по водяным бликам. До дома рукой подать. Я прохожу по площади героев гетто, перебегаю без светофора улицу и сворачиваю в переулки. Всего пара шагов, и я дома. Да, я дома. Открою своим ключом деревянную верь в подъезд своей Каменицы, поднимусь по деревянным ступенькам на второй этаж и окажусь в теплой уютной квартирке, на время ставшей моим домом. Заварю себе малинового чая, завернусь в плед и согреюсь после долгой прогулки. А потом заберусь по лесенке в свою уютную спаленку под потолком, накроюсь расписным одеялом и буду спать, улыбаясь во сне. Прошло почти девять месяцев, как я живу в Кракове, а я до сих пор, до сих пор не могу поверить, что я здесь. Меня не перестает удивлять, что я в любой момент могу сесть на трамвай, велосипед и даже пешком и в течение нескольких минут оказаться на Казимеже, что могу махать рукой хейналисту хоть каждый день, если мне этого будет хотеться, и мне никуда не надо уезжать. Здесь все мое, все для меня, и для меня это чудо из чудес. Большего не надо.